Русский княжеский двор в датском городе Хорсенс является одной из ярких достопримечательностей этого небольшого города, расположенного на востоке полуострова Ютландия Дания. Здесь провели свои последние годы жизни (1780-1808) дети великой княжны Анны Леопольдовны – братья и сестры свергнутого Ивана VI, имевшие права на Российский престол. Они в истории еще запомнились как Брауншвейгское семейство. А в Дании они более известны как “русские принцы и русские принцессы”. В архиве города  Хорсенс сохранены документы, которые представляют многие детали жизни русских князей. Кроме того в центре города находится музей с небольшой экспозицией вещей из дворца, в котором русские принцы и русские принцессы провели последние годы своей жизни.

 

У входа на экспозицию "Взгляд на Хорсенс" (дат. “Glimt af Horsens”)

У входа на экспозицию “Взгляд на Хорсенс” (дат. “Glimt af Horsens”). Здесь уже видны некоторые предметы из дома, в котором жили русские князья. Фото 26 мар. 2019, музей Хорсенс, Дания

 

Дом русских князей в Хорсенсе

Жизнь Брауншвейгского семейства наложило свой отпечаток на историю города. На первой же странице туристического каталога, где описываются основные особенности города, приводится фотография дома от 1914 года, где жила русская компания. Посетив город Хорсенс, мне несомненно было очень интересно увидеть это здание. Держа в руке туристический каталог, я обходила дома, расположенные возле центральной площади города. Я, конечно, отдавала себе отчет, что дом, сфотографированный более чем 100 лет назад, мог бы уже выглядеть и иначе. В любом случае, я не могла найти ни одного здания, похожего на фотографию из каталога. Я показывала фотографию некоторым жителям города, проходящим мимо, в надежде получить какие-то намеки. Одна пожилая женщина, узнав о чем идет речь, предложила мне обратиться в местный архив. Она знала о том, что где-то в этих местах был дворец русских принцев и принцесс, но не помнила точного места. Она сказала, что этот дом не сохранился до настоящего времени.

 

Русский княжеский двор в Хорсенсе, Дания

Фотография дома около центральной площади города Хорсенс, сделанная в 1914 году. В тексте ниже написано, что в нем провели последние годы своей жизни русские принцы и принцессы, которых императрица Екатерина II в 1780 выслала из России. Страница из туристического каталога г. Хорсенс 2019

 

Обратившись с моим вопросом в местный архив, который находится в подвальном помещении городского музея, я довольно быстро получила ответ. Сотрудница архива достала каталог с фотографиями старых зданий города Хорсенс и нашла адрес бывшего княжеского дворца. Там же было написано то, что одно из зданий было снесено в 1915-16 годах, другое было перестроено в 1962 году.

Более того, я выяснила, что дом во времена жизни Брауншвейгского семейства выглядел намного помпезнее, чем запечатленный на фотографии 1914 года, потому что к этому времени несколько раз перестраивался. Однако эта фотография дает некоторое отдаленное представление, о том как выглядел дворец. Видно и место, где располагался парадный вход, украшенный гербом Брауншвейгского рода и другими элементами резьбы из песчаника.

 

Русский княжеский двор в Хорсенсе

Каталог с фотографией (справа) и информацией про здание, котором в 1780-1808 х годах жили русские князья. Фото сделано 26 мар. 2019 в архиве г. Хорсенс, Дания

 

Русский княжеский двор в Хорсенсе. Архив г. Хорсенс, Дания

Сотрудница архива любезно предложила помощь в поиске места, где раньше находился дома русских князей. На компьютере она нашла здание, которое в настоящее время находится вместо дома, снесенного много лет назад. Фото сделано 26 мар. 2019 в архиве г. Хорсенс, Дания

 

В следующий раз, во время моего посещения г. Хорсенс, я поспешила опять посетила центральную площадь и нашла место, где раньше жила русская компания. Теперь здесь располагается 5-этажное здание, на первом этаже которого находятся магазины одежды и обуви марки ECCO. Другое здание было перестроено и в настоящее время в нем расположен банк трудящихся (дат. Arbejdernes Landsbank).

 

Русский княжеский двор в Хорсенсе, Дания

Здания на центральной площади, которые в настоящее время находятся на месте бывшего дворца русских князей. Фото 9 апр. 2019, г. Хорсенс, Дания

 

Часть истории России в Дании

Российско-датские отношения в исторической ретроспективе насчитывают многие столетия и своими корнями уносят в далекие времена викингов. Несомненно многие исторические события находятся на уровне догадок из-за незначительного количества достоверной документации, дошедшей до наших времен.

Что же касается жизни русских князей в г. Хорсенсе, то здесь надо отдать должное датскому архиву г. Хорсенс и столичному архиву (дат. Rigsarkivet), сохранившим множество ценных документов с планом строительства дворца, отчеты по закупкам товаров, список вещей, письма людей, имевших отношение к русским подданным и т.д. На основании этих документов можно буквально по дням разложить жизнь русских князей в Дании.

 

Русский княжеский двор в Хорсенсе, Дания. Документы из архива

Описание предметов из дома, представленных на аукцион после смерти последней русской княжны Екатерины Антоновны Брауншвейгской в 1807. Фото документов из музея города Хорсенс, Дания сделано 9 апр. 2019

 

Несмотря на то, что здание дворца уже не существует, в городе очень бережно хранится история тех времен. Как я выяснила, в Хорсенсе до сих пор есть некоторые жители, которые гордятся тому, что их прапрародители работали в русском княжеском дворе в Хорсенсе. Местный музей имеет постоянную выставку с предметами, находившимися во дворце. Одна из сотрудниц местного архива Бодиль Мёлле Кнудсен (дат. Bodil Møller Knudsen) провела основательное исследование документов, на основании которых она написала книгу про особенности питания в русском княжеском дворе в Хорсенсе. Название книги можно перевести как “Трапеза князей, придворных и слуг”
(дат. “Maden ved taffelbord, kammerbord og køkkenbord”). На эту тему несколько лет назад в музее устраивалась выставка.

Книгу про особенности трапезы в русском княжеском дворе в Хорсенсе я купила в музее. Читая эту книгу, у меня сложилась довольно основательная картина жизни и быта тех времен. В книге также приводятся копии чертежей внутреннего устройства здания, подсобных помещений и сада.

Еще мне в руки попала старая книга “Русский княжеский двор в Хорсенсе с 1770 по 1807 и жизнь семьи в заключении в России” (дат. “Det russiske Fyrstehof i Horsens fra 1780 til 1807”), написанная датским историком Х. И. Фриисом в 1895 году. Эта книга написана на стародатском  языке и содержит много слов, которые уже не встречается в современном датском языке. В книге приводится очень много подробной информации, требующей глубокого погружение в историческую эпоху того времени. Т.е. она не относится к разряду книг лёгкого чтения. Однако меня радовало то, что в книге приведены многие документированные источники информации, как письма, финансовые отчетности, на основании которых можно представить довольно достоверную историю жизни русских принцев и принцесс в Дании.

 

Русский княжеский двор в Хорсенсе, книги

Книга про особенности питания во дворе русских князей (дат. “Maden ved taffelbord, kammerbord og køkkenbord”), написанная сотрудницей архива г. Хорсенс – справа. С левой стороны книга про Русский княжеский двор в Хорсенсе с 1770 по 1807 (дат. “Det russiske Fyrstehof i Horsens fra 1780 til 1807”), написанная Х.И. Фриисом в 1895 году. На верхней части страницы автор сделал надпись: Для ассистента архива Кр. Роттбёл с уважением от Х.И. Фриис (дат. Hr. Arkivassistent Chr. Rottböll venligst fra H.E. Friis)

 

Брауншвейгское семейство

Упомяну кратко предысторию появления русских принцев (Алексей и Петр) и русских принцесс (Екатерина, Елизавета) в Дании.
Их родителями были мать – Анна Леопольдовна, которая стала регентшей Российской империи при их брате, малолетнем императоре Иване VI, и отец – Антон Ульрих Брауншвейгский, принадлежавший древнему знатному роду.
У Анны Иоанновны, управляющей Российской империей с 1730 по 1740 года, не было своих детей, а передавать трон детям своего сводного родного дяди – Петра I, она не желала. Поэтому в манифесте она завещала отдать трон детям своей племянницы – Анны Леопольдовны. Так младенец Иван (Иоанн), родившийся вскоре после смерти Анны Иоанновны, был провозглашен императором Иваном VI.

Вскоре Елизавета, дочь Петра I, пришла к власти, объявив годовалого Ивана незаконным императором. Из обращения были изъяты монеты с его изображением, уничтожены портреты, церковные книги и прочие документы документы с именем Ивана VI. Закономерно вставал вопрос о том, что делать с Брауншвейгским семейством: годовалым Иваном, его родителями и недавно родившейся дочкой Екатериной. С одной стороны, Елизавета, придя к власти, дала обет никого не казнить во время своего правления. Поэтому уничтожить физически их она не могла. Добится у годовалого Ивана VI добровольного отречения тоже было невозможно в силу его возраста. Таким образом Ивана VI, с юридической точки зрения, оставался полноценным русским императором.

Елизавета решила изолировать Брауншвейгское семейство от внешнего мира. В 1745 года вышел императорский указ, согласно которому Брауншвейгское семейство навечно заключалось в доме при Холмогорском соборе, обнесенном высоким тыном и охраняемым крепким караулом. В Холмогорах малолетнего Ивана отобрали у родителей и содержали в отдельной комнате. Позже он был переведен в одиночную камеру Шлиссельбургской крепости.

Сохраняя жизнь ребенку, императрица Елизавета осознавала, что всегда могли бы найтись люди, готовые вернуть его на престол (что и случалось, поэтому ребенка и перевели на содержание в одиночную камеру Шлиссельбургской крепости). Кроме того, в манифесте Анна Иоанновна предусматривала права на престол и другим Брауншвейгским детям. Именно поэтому Елизавета решила сделать все возможное, чтобы ослабить конкурирующую династию. Детям Анны Леопольдовны и Антона Ульриха было запрещено учиться писать и читать, им не разрешалось вступать в брак и иметь детей. В их небольшом кругу общения были только простолюдины. Единственной опорой Брауншвейгских детей в заключении был отец Антона Ульрих, потому что их мать умерла очень рано – вскоре после рождения последнего ребенка. Тело Анны Леопольдовны было погребено в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге.

Надо отдать должное отцу Антону Ульриху в том, что он предпочел разделить судьбу своих детей в тюремном заключении, хотя ему предлагали покинуть Россию одному, без детей. Кроме того, Антон Ульрих, несмотря на запрет, научил детей читать и писать по старым церковным книгам. Антон Ульрих скончался в 1774 году и место его захоронения не известно.

 

Миниатюра с портретом Анны Леопольдовны

Миниатюра с портретом Анны Леопольдовны, которая находилась в дворце русских князей в г. Хорсенс, Дания. Фото, сделанное на выставке в музее 9 апр. 2019

 

Родословная русских царей , Брауншвейгское семейство

Родословная русских царей от единокровных братьев Ивана V и Петра I до императора Николая II. Иллюстрация из книги про русский княжеский двор в Хорсенсе с 1770 по 1807 (дат. “Det russiske Fyrstehof i Horsens fra 1780 til 1807”), написанная Х.И. Фриисом в 1895 году. Около имени Николая II кто-то в книге от руки приписал “убит в 1917” (дат. myrdet 1917). Про детей Анны Леопольдовны и Антона Ульриха написано: Ивана удален с трона в 1741, убит в тюрьме Шлиссельбургской крепости в 1764 году; умерли в Хорсенсе Екатерина (1807), Елизавета (1782), Петер (1798), Алексей (1787).

 

 

Освобождение из заключения в Холмогорах

Дальнейшую судьбу Брауншвейских детей решила Екатерина II, которая взошла на престол в 1762. Она сразу издала указ: при малейшей попытке освобождения Ивана VI из Шлиссельбургской крепости – убить его. Это и произошло в 1764 года. Место захоронения несостоявшегося императора не известно.

Екатерина II, конечно, осознавала, что и у других Брауншвейгских детей гораздо больше прав на престол Российской империи, чем у нее. Но долгое она время не могла придумать более оригинального решения проблемы, и претенденты на престол оставались в заключении в Холмогорах.

Только после многочисленного давления со стороны губернатора и других людей, сочувствующим Брауншвейгскому семейству, и опасаясь возможного дворцового переворота, в 1780 Екатерина II решила “освободить” узников, выслав их Данию.

Императрица списалась с вдовствующей королевой Дании – Юлианой Марией Брауншвейг-Вольфенбюттельской, которая была тетей русских князей, и предложила ей очень большую сумму для пожизненного содержания ее племянников и племянниц: 32 000 рублей год (или же 28 000 датских риксдалер, рассчитывая по курсу 1:0,875). Более того Екатерина предлагала оплатить обустройство помещения, в котором должны были жить племянники вдовствующей королевы в Дании. 200 000 рублей выделялись для этих целей. Половину этой суммы денег предусматривалось потратить на приобретении всех необходимых вещей и подарков, которое Брауншвейгское семейство должно было привезти с собой в Данию. При этом Екатерина II обязала королеву Юлиану Марию вести себя благоразумно, не забывая то, что ее родственники являются политическими заключенными. Поэтому условия проживания княжеских узников должны были по-прежнему оставаться ограниченными, хотя в народе им следовало производить впечатление знатных, богатых и свободных особ. Королева Юлиана Мария согласилась на предложенные условия.

Вне всяких сомнений, Екатерину II меньше всего беспокоила несправедливая судьба несчастных узников. Царица только желала от них избавиться, сохраняя при этом имидж гуманной и просвещенной правительницы. Заодно она, конечно, хотела продемонстрировать другим странам несметные богатства и могущество Русского государства. Кроме того здесь явно были замешаны какие-то политические мотивы, ведь ее бывший муж – Петр III намеревался развязать войну с Данией. Екатерина II упоминала об этом в письме Юлиане Марии, явно желая заполучить ее расположение и поддержку. Учитывая подобные обстоятельства, две государыни стали поддерживать любезные отношения и регулярно переписывались.

 

Холмогоры, рисунок Екатерины

Иллюстрация места в Холмогорах, где жило Брауншвейгское семейство. Рисунок был сделал старшей дочкой Екатериной. Текст всерху следующий: “Рисовано Принцессою Екатериною Антоновною, родною сестрою Императора Ионна III го”. Кроме того приписано, что чертеж не очень точный, а сделан по-памяти. Фото из книги Русский княжеский двор в Хорсенсе с 1770 по 1807 (дат. “Det russiske Fyrstehof i Horsens fra 1780 til 1807”), написанной Х.И. Фриисом в 1895 году.

 

Холмогоры рисунок Екатерины, Брауншвейгское семейство

Другой рисунок Холмогоров, который находится в музее г. Хорсенс, Дания. Фото 9 апр. 2019

 

Юлиана Мария Брауншвейг-Вольфенбюттельская

Немного упомяну про тетю русских узников, которая сыграла большую роль в их появлении в Дании. Юлиана Мария принадлежала знатному брауншвейгского роду из Германии. Она была родной сестрой Антона Ульриха. Юлиана Мария практически не знала своего старшего брата. Тот был намного старше и переехал в Россию, когда ей было всего 4 года.

В 1752 году Юлиана Мария вышла замуж за овдовевшего датского короля Фредерика V, став мачехой для его пятерых детей. В браке с датским королем родился единственный сын – Фредерик, который получил титул наследного принца. В 1766 году, после смерти Фредерика V, королем стал пасынок Юлианы Марии – Кристиан VII, с которым у нее отношения были не самые теплые. К тому же у Кристиан VII страдал психическими расстройствами. Вместо него страной в действительности управлял министр Струэнзе, любовницей которого была жена Кристиана VII.  В 1772 году вдовствующая королева Юлиана Мария устроила государственный переворот, ограничив полномочия Кристиана VII, и вместе с министром Уве Хёг-Гульдберг (Ove Høegn-Gulberg) стала фактически управлять Данией, объявив официальным регентом своего сына. В 1784 сын душевнобольного Кристиана VII – Фредерик VI, положил конец власти Юлианы Марии. Так ее сын, единокровный брат короля Кристиана VII, тоже потерял возможность наследовать престол. Но мечта Юлианы Марии (уже далеко после ее смерти) в каком-то смысле сбылась, когда корона Дании перешла ее внуку – Кристиану VIII, т.к. Фредерик VI не оставил наследников мужского рода.

Будучи окруженной многочисленными недовольными наследниками со стороны детей и внуков своего мужа от первого брака, Юлиана Мария несомненно радовалась тому, что в Дании могли оказаться ее близкие родственники – племянники и племянницы, дети ее брата, ее рода. Кроме того, появилась возможность пополнить королевскую казну и расширить торговые отношения с Россией. Именно королева Юлиана Мария убедила Екатерину II заказать знаменитый столовый сервиз Флора Даника (Flora Danica), который производился на королевской мануфактуре. Русский княжеский двор в Хорсенсе позже стал одним покупателей изделий из датского фарфора, тем самым создавая дополнительный доход для королевы.

В любом случае, проживание Брауншвейгского семейства в Дании стало для страны и королевской казны выгодным предприятием. Обещанная сумма 32 000 рублей год беспрекословно выплачивалась из русской казны на протяжении 27 лет – с 1780  до 1807 года, когда умерла последняя принцесса Екатерина. Позже почти до конца века русские цари еще выплачивали пенсии датским работникам, служившим в русском княжеском дворе в Хорсенс.

 

Портрет Юлианы Мария Брауншвейг-Вольфенбюттельской

Портрет Юлианы Мария Брауншвейг-Вольфенбюттельской (дат. Juliane Marie af Braunschweig-Wolfenbüttel), королевы Дании с 1752 года (с 1766 года вдовствующая). В 1772-1784 годах она была фактическим регентом Дании. Фото 1 июн. 2018, поместье Гамель Эструп (Gl. Estrup), г. Аунинг (Auning), Дания

 

Фарфор Копенгагенской королевской мануфактуры

Изделия из фарфора, которые были произведены на Копенгагенской королевской мануфактуре в конце 1700 х- начале 1800 х годов. Подобные фарфоровые изделия использовались в русском княжеском дворе. Фото 2 мая 2019, Колдинхус Koldinghus, Дания

 

Юлиана Мария и Екатерина II

Последнее “лирическое отступление” – в этой истории удивляет необычные совпадения в судьбах двух государынь – Екатерины и Юлианы Марии. Обе эти женщины родились в один год (1729) и умерли в один год (1796). Они обе родились в небольших германских княжествах, вышли замуж за регентов. Они по началу не особо приветствовались у населения, а позже получили значительное признание. Обе женщины пришли к власти, совершив государственный переворот и сыграли значительную роль в судьбе своих стран. У них было по одному сыну (касательно Екатерины II – имеется в виду ee законный сын). В силу обстоятельств эти женщины поддерживали тесные “дружеские” отношения.

И через много поколений их судьбы пересеклись – они стали прапрапрабабушками последнего русского царя Николая II.

 

Юлиана Мария, Екатерина II и Николай II

Страница из книги “Русский княжеский двор в Хорсенсе с 1770 по 1807” (дат. “Det russiske Fyrstehof i Horsens fra 1780 til 1807”), демонстрирующее родственные связи между датской королевой Юлианой Марией и Екатериной II

 

Русский княжеский двор в Хорсенсе, Дания

Теперь вернусь в датский город Хорсенс, в котором в течении 27 лет находился дворец Брауншвейгского семейства. Екатерина II собственно желала поселить Холмогорских узников где-нибудь в глухом отдаленном месте в Норвегии, принадлежавшей в то время датскому королевству. Однако Юлиана Мария предложила небольшой гарнизонный город Хорсенс, находившийся довольно отдаленно от больших дорог на п-ове Ютландия. Однако это было отнюдь не самое глухое и убогое место Датского королевства. В Хорсенсе, население которого на то время насчитывало около 3000 жителей, была хорошо развита торговля. В городе были знатные люди, которые устраивали балы и другие светские мероприятия.

Выбор на Хорсенс попал несомненно благодаря Уве Хёг-Гульдберг – министру королевы Юлианы Марии, который был родом из этого города. Именно ему было поручено найти подходящее место и заниматься всеми необходимыми подготовительными работами, связанными с приездом и проживанием Брауншвейгского семейства в Данию.

 

Хорсенс в начале 1800 годов

Хорсенс в начале 1800 годов. Фото сделано в музее города 6 апреля 2019

 

По рекомендации Уве Хёг-Гульдберг королевский двор Дании приобрел 2 двора, находившихся на центральной площади г. Хорсенс. План строительства жилья для Брауншвейгского семейства был сделан главным королевским архитектором Каспар Фредерик Харсдорфф (C.F. Harsdorff), он же отвечал и за внутреннее убранство помещений.

Несмотря на то что Фредерик Харсдорфф отказался делать план эшафота, на котором был расчленен министр Струэнзе, королева Юлиана Мария позволила ему продолжать работать во время ее правления. К. Ф. Харсдорфф стал одним из самых известных датских архитекторов, которого называют “отцом датского классицизма”. Он спроектировал многие значимые общественные здания в Дании. Поэтому нет сомнения в том, что особняк, спланированный для Брауншвейгского семейства, был роскошным.

К. Ф. Харсдорфф соединим два двора в один жилой комплекс. Фахверковые стены были снесены и заменены на кирпичные. Фасад здания был оштукатурен и окрашен в желтый цвет, которым в то время часто окрашивали дворцы и знатные особняки (дат. palæ-gul, рус. дворцовый желтый цвет).

Центральный вход дворца был украшен тонкой резьбой из песчаника с фамильным гербом Брауншвейгского рода (два леопарда на верхнем квадрате под короной олицетворяли само Герцогство Брауншвейг). Девиз герцогства Брауншвейг был написан ниже на латыне: “Nec aspera terrent”(“Трудности не страшат”).

 

Герб Брауншвейгского рода из книги Русский княжеский двор в Хорсенсе

Герб Брауншвейгского рода из книги “Русский княжеский двор в Хорсенсе с 1770 по 1807” (дат. “Det russiske Fyrstehof i Horsens fra 1780 til 1807”)

 

Дворец Хорсенс – Palæet i Horsen

В здании было 2 этажа, более 50 комнат и большое подвальное помещение. Во дворце установили 56 изразцовых печей и 2 камина. Личные комнаты русских князей были оклеены обоями, которые те времена относились к предметы роскоши. В доме появилось 52 кроватей разного качества. Княжеские кровати были с балдахином, с множеством подушек и одеял. Кроме того были куплены трон для принятия знатных гостей, бильярдный стол и специальные столы для игры в карты. Для поездок были приобретены 3 кареты, конные коляски с откидным верхом и 12 лошадей.

Во дворе здания появились большая конюшня, подсобные помещения и большая кухня, где отдельное помещение было выделено для мытья посуды. В те времена было принято располагать кухню в отдельном здании. Так, например незадолго до перестройки дома в Хорсенсе был построен Августенборгский дворец (дат. Augustenborg Slot), где кухня располагалась в отдельном здании.

Кроме того во дворе построили небольшую православную часовню. В бухгалтерских счетах было написано, что для окраски стен была приобретена краска жемчужно-светлого цвета (дат. lys fleyes farve), для плинтусов – черная краска. Рамы подоконников окрасили в жемчужный цвет. Алтарь и угловой шкаф, стоявший за алтарем, были окрашены в зеленый и ярко-красные цвета. В часовне повесили люстру белого цвета с позолотой. Внутри часовни поместили изразцовую печь и восемь кожаных кресел с позолоченными элементами. Кроме того в часовне появились приспособления для раскуривания ладана, килограмм русского мыла (дат. russisk sæbe, я пока еще не выяснила, что имеется в виду под русским мылом) и зеленая занавесь. Позже русский священник, приехавших вместе с Брауншвейгский семейством в Хорсенс, раскритиковал подобное оформление православной часовни и по его желанию часовня переделывалась.

Во дворе раскинулся небольшой сад с прудом и аккуратно подстриженными кустарниками, высаженными в форме четких геометрических форм. Сад украшали выстроенные в ряд перголы с вьющимися растениями, 4 скульптуры и 4 большие белые вазы. Кроме того были построены 2 беседки, одна из которых была сделана в восточном стиле и украшена турецким полумесяцем.

Закрома дворца заполнились продуктами питания и одновременно оговаривались условия будущих поставки продуктов с фермерами, пекарями, кондитерами и т. д.

Строительство происходило в кратчайшие сроки. Для этих целей были приглашены рабочие из столицы и других городов. Часть мебели была привезена из Копенгагена.

По настоянию королевы Юлианы Марии, этот комплекс должен был называться  Дворцом Хорсенса (дат. Palæet i Horsen). На перестройку зданий и обустройство помещений было потрачено 60 000 риксдалер, которые были оплачены из королевской казны Дании. По окончанию работ, Юлиана Мария предявила этот счет Екатерине II и предложила оплатить в рассрочку. Но та не стала мелочиться и сразу оплатила предложенную сумму денег из царской казны Российской империи.

Некоторые предметы убранства помещения княжеского Дворца в Хорсенсе представлены в музее города (эти вещи были приобретены около ста лет назад музеем на аукционе или подарены местными жителями из личной коллекции):

 

Столик в стиле рококо, который находился во дворце русского княжеского двора

Столик в стиле рококо, который находился во дворце русского княжеского двора. Столик подарен музею местным жителем в 1946 году. Фото 26 мар. 2019, музей г. Хорсенс, Дания

 

Позолоченные зеркала с подсвечниками. Русский княжеский двор в Хорсенсе, Дания

Позолоченные зеркала с подсвечниками, которые находились в спальнях и гостиных комнатах русских князей. Зеркала подарила музею Ульрика Клаусен (Ulrica Clausen) из личной коллекции в 1960 году.Фото 9 апр. 2019, музей, г. Хорсенс, Дания.

Русский княжеский двор в Хорсенсе, Дания

Каминный экран, стол, стулья стулья Луис (Louis Seize) и другие предметы, находившиеся во дворце русских князей в Хорсенсе. Фото 9 апр. 2019, музей г. Хорсенс, Дания

 

кровать с балдахином изразцовая печь конец 1700 х годов

Так могла выглядеть кровать с балдахином изразцовая печь в комнатах, где жили русские принцы и принцессы. Только цветовая гамма балдахина во дворце была жемчужно-синего цвета (дат. perleblå), как и большинство мебели. Фото сделаны из помещений конца 1700 годов в старинном поместье Гаммель Эструп / Gl Estrup (1 июн. 2018) и в старинной крепости Колдинхус (2 мая 2019)

 

Туалетный столик и манекен в виде головы для укладки париков

Туалетный столик с ящиками для помады, пудры, ароматных эссенций и манекен в виде головы для укладки париков (во время приезда русской компании в Хорсенс парики были все еще в моде). Так мог выглядеть столик русских принцесс, разве что их мебель была светлых тонов, в жемчужно-синих окрасках. Фото сделано 1 июн. 2018 в старинном поместье Гаммель Эструп / Gl Estrup в помещении 1700 х годов

 

туалетный горшок во дворце

Так мог выглядеть туалетный горшок во дворце. Фото сделано 1 июн. 2018 в старинном поместье Гаммель Эструп / Gl Estrup в помещении конца 1700 х годов

 

Формирование и функционирование Русского княжеского двора в Хорсенсе

По желанию королевы Юлианы Марии придворный штат ее племянников из России должен был быть устроен по принципу придворного штата ее родного сына – наследного принца Фредерика. Конечно, об абсолютно прямой подобии не могла и идти речь. Фредерик жил со своей женой во дворце Кристиансборг (дат. Christiansborg Slot) этажом выше короля Кристиана VII, и его личный штат прислуг входило 17 человек, т.к. многие общие служебные обязанности выполнялись слугами одновременно для нескольких дворов высокопоставленных персон (в королевском дворце всего было более  800 слуг). Во дворце Хорсенс придворный штат должен был обслуживать 4 персоны и заданий было много.

Всего для работы во дворце Брауншвейгского семейства было нанято 44 человека: начальник двора, шеф кок, придворные дамы, камергеры, лакеи, кучеры, кухарки, кочегар и т.д. Специальная должность была создана для чистки и ухода за предметами из серебра, которых во дворце было довольно много. В действительности в русском княжеском дворе в Хорсенсе работало намного больше людей, потому что некоторые из них не входили в постоянный штат двора: садовники, трубочисты, учителя, охранники. Многие работники имели постоянное местожительство в здании дворца Брауншвейгского семейства. Так, согласно официальным данным, на адресе дворца числилось 28 -33 жителей, включая русских князей. Количество слуг оставалось практически неизменным и в последние годы, когда во дворце уже жила только старшая сестра Екатерина.

Королева Юлиане Мария лично занималась составлением придворного штата для для детей своего брата. Было не просто найти подходящий персонал в Хорсенсе и ближайших местах. Поэтому на службу в Хорсенс королева отправила некоторых обученных людей из своего личного придворного круга.

 

Портрет Хаух (Hauch) - начальника русского княжеского двора в 1784 - 1807 г

Портрет начальника двора Хаух (Hauch) (1784-1814), который работал начальником русского княжеского двора с 1784 до 1807 г. Его униформа, как служащего, приближенного к королевскому двору, была красного цвета. Этот портрет украшал был в числе других портретов, украшавших дворец и был продан на аукционе после смерти принцессы Екатерины. Фото 26 мар. 2019, музей г. Хорсенс, Дания

 

Так мог выглядеть придворный русского княжеского дворца, одежда которого очень похожа на описания прислуг, обслуживающих русских принцев и принцесс. Фото сделано в старинном поместье Гамель Эструп 1 июн. 2018

 

 

В конце 17 века придворные дворца могли носить одежду такого типа

В конце 17 века придворные дамы могли носить одежду такого типа (розовое женское платье). Фото 2 мая 2019, Колдингхус / Koldinghus, Дания

 

Исходя из суммы 32000 рубл (это соответствовало 28000 датским Риксдалер, сокращенно RDL), которую Екатерина II пообещала ежегодно выделять для содержания Брауншвейгского семейства в Дании,  Уве Хёг-Гульдберг, министр королевы Юлианы Марии, составил следующий бюджет:

Зарплата – 7160 RDL  (Иерархия по зарплате была следующей: самая высокая у начальника двора – 1000 Rdl /год и самая низкая у уборщиц – 20 Rdl /год)
Продукты питания для кухни – 7800 RDL  
Напитки (вино, пиво, вода) для винного погреба-  2300 RDL
Хлеб – 450 RDL
Свечи и масло для светильника – 1450 RDL  
Униформа для  придворного штата (дат. livreet) – 745 RDL
Дрова для отопления – 1550 RDL
Ремонт – 600 RDL   
Одежда для русских князей – 4100 RDL (включая 100 RDL для стирки и чистки одежды)
Содержание конюшни – 1150 RDL
Различное – 695 RDL (включая 200 RDL для покупки лекарств)

———————————————————————————
Всего 28000 RDL

Обещанная сумм 28000 RDL (32000 рубля) прилежно выплачивалась из казны Российской империи каждый год на протяжении 27 лет, до тех пор, пока не умерла последняя русская принцесса – Екатерина.

 

Помимо бюджета, Уве Хёг-Гульдберг составил очень подробный список правил (дат. goеd Orden og Skik), которые должны были соблюдаться при дворе в Хорсенсе. В списке упоминались даже обычные бытовые мелочи, касающееся обычного поведения. Например, запрещалось ругаться или драться на лестницах и коридорах.

Но в целом, правила касались функционирования двора. Здесь должен был соблюдаться порядок. Помещения и двор должны были регулярно убираться. Для ремонта мебели из Копенгагена был нанят на работу опытный мастер. Охранники дворца должны были следить за тем, чтобы посторонние люди и собаки не попадали на территорию дворца. В личных апартаментах князей и придворных высшего ранга могли находится только прислуги в униформе. Униформа прислуг высшего ранга, которые должны были вступать в контакт с русскими князьями, была темно-синего цвета с жилеткой, манжетами и воротником светло-желтого цвета. Одежда других прислуг была темно-зеленого цвета, а у охранников – черного цвета. Длинный список правил предусматривал и противопожарные меры безопасности. Так, например, в отопительный сезон один из охранников должен был по ночам регулярно осматривать изразцовые печи. Начальник двора должен нести ответственность за соблюдение всех предписанных правил и раз в неделю должен был отправлять подробный отчет в Копенгаген.

 

Так мог выглядеть стол для трапезы во дворце русских принцев и принцесс

Так мог выглядеть стол для трапезы, судя по описанию, во дворце конца русских принцев и принцесс, разве что стулья были белого цвета. На стене с правой стороны висит портрет королевы Юлианы Мария. Фото сделано в старинном поместье Гамель Эструп / Gl Estrup, 1 июн. 2018

Приезд Брауншвейгского семейства в Данию

Все приготовления в приезду русских князей в Хорсенс происходили в очень краткие сроки. Переписка Екатерины II с датской королевой началась 18 марта 1750 года, а уже 27 июня 1780 Брауншвейгских пленников перевезли из Холмогоров в Новодвинскую крепость. Оттуда, 30 июня 1780 их вместе с небольшим сопровождающими и многочисленными подарками, посадили на фрегат “Полярная звезда” и отправили из России в Данию.

Это мероприятие проходило в глубочайшей тайне. Из Холмогоров Брауншвейгское семейство перевозили поздно ночью. На фрегат их тоже перевозили поздней ночью. Пленникам запрещалось писать письма и покидать фрегат. Матросам, сопровождающим и другим людям, которые находились в контакте с Брауншвейгским семейством, позже было запрещено покидать пределы Холмогоров. Кроме того, для большей конспирации, в Данию судно последовало не по кратчайшему пути – через С-Петербург, а по северному морю к берегам Норвегии. Только 10 сентября они прибыли в Норвежский порт Берген, где пленников передали датским властям.

Здесь их пересадили на датских военный корабль “Марс”, который должен был доставить их на конечный пункт назначения в Хорсенс. По настоянию Екатерины по прибытию в порт Берген русским пленникам выдали в руки 2000 голландских дукатов на карманные расходы. Разгуливая в шикарных нарядах, которые для них были пошиты перед отъездом, они должны были производить впечатление свободных и довольных людей. Весть о прибывшей русской компании быстро была донесена до Юлианы Марии, и она сразу отправила письмо с благодарностью Екатерине II.

Юлиана Мария намеревалась устроить встречу с детьми своего старшего брата в Копенгагене до прибытия в окончательный пункт назначения – Хорсенс. Она была наверняка крайне удивлена и расстроена, когда ее племянники и племянницы отказались встречаться с нею в Копенгагене.

Возможно русские князья до последнего момента ожидали какого-то подвоха и боялись оказаться в какой-то ловушке. Они знали о том, что их старший брат был убит и то, что их существование не желательно для русской императрицы. Кроме того, эти люди, которым на данный момент было уже под 40 лет, всю свою жизнь провели взаперти и их состояние было сломано как физически, так и морально.

13 октября 1780, после длительного изнурительного путешествия, с остановками по пути в некоторых городах, русская компания прибыла в Хорсенс. За каретами с русскими князьями и другими сопровождающими, следовали 17 лошадиных телег, с дорогими подарками из России: одежда, постельное белье, серебряные и фарфоровые сервизы, мебель и многое другое.

По прибытию в Хорсенс Брауншвейгское семейство явно не испытывало собой радости, оказавшись в новой стране, где разговаривали на непонятном им языке. На тот момент русские братья и сестры понимали только русский язык. Более того их разлучили сопровождающими из России. Только русскому священнику и двум певчим было позволено остаться в Хорсенсе вместе с русскими принцами и принцессами. Это решение приняла не Екатерина II, а королева Юлина Мария. Более того, русскоговорящим гостям запрещался вход во дворец. Таким образом, русские братья и сестры оказались практически полностью отрезаны от своей родины. Возможно Юлина Мария надеялась, что таким образом ее родственники быстрее забудут тяготы времени проведенных в заключении и быстрее адаптируются в новой среде.

 

Сундук из России, в котором привезли вещи для Брауншвейгского семейства в Данию

Сундук из России, в котором привезли вещи для Брауншвейгского семейства в Данию. Сундук в 1946 году подарили музею потомки Гюнтельберг (Gyntelberg), которые служили во дворце у русских принцесс и принцев. Фото сделано 9 апр. 2019 в музее г. Хорсенс, Дания

 

 

Чайник, который находился в русском княжеском дворе в Хорсенсе

Чайник, который находился в русском княжеском дворе в Хорсенсе. Чайник был продан на аукционе после смерти русской принцессы Екатерины. Авг. Петересен (Aug. Petersen) подарил музею в 1926 году. Предполагаю, что этот чайник Брауншвейгское семейство привезло в качестве подарка из России. В описании стоит, что чайник из Østindien – так раньше в Дании называли все страны, расположенные на востоке Африки и в Азии. В Дании то время продавался только фарфор копенгагенской королевской мануфактуры и был запрет на импорт фарфора из других стран. На чайнике изображена двойная монограмма, в которую включены две буквы: L и возможно J. Сотрудники музея, к сожалению на смогли найти информацию о происхождении этой монограммы.Фото 9 апр. 2019, музей г. Хорсенс, Дания

 

Русский княжеский двор в Хорсенсе – первое время

Адаптация русских братьев и сестер на новом месте проходила медленно. Сказывалось понимание языка, страх и ослабленное здоровье. Первое время они каждый вечер забаррикадировали свои двери в спальнях. Оказалось, что так они делали с тех пор, как узнали о смерти их брата. Для успокоения русских братьев и сестер рядом со входом в их спальными комнатами были устроены комнаты для охранников, которые находились там в ночное время.

Здоровье русских братьев и сестер не было особо крепким, и было сильно ослаблено после длительного путешествия. Тем более они прибыли в Данию в то время, когда уже начинались темные зимние времена. Елизавета, которой на то время было 36 лет, часто мучилась головными болями. Екатерина, 38 лет, к тому времени была глухой, она начала терять слух еще в детстве. Алексей, 34 года, был более крепкого здоровья, но в его поведении присутствовало что-то детское и у него случались припадки. 35-летний Петр был слабо развит, он был горбат, испытывал постоянный страх.

16 декабря 1780 г, через месяц после того как русские братья и сестры прибыли во дворец, их посетил двоюродный брат Фредерик – сын Юлианы Марии. Королева отправила его для того, чтобы проведать обстановку и наладить отношения с с детьми своего брата.

Первый раз за свою жизнь русские братья и сестры смогли повстречаться со своим родственником. Екатерина и Елизавета обливались слезами, целуя своего двоюродного брата. Алексей и Петр держались осторожно в стороне. Не имея общего языка для общения общий разговор не завязался. Фредерик уехал через 2 дня, оставив на память два золотых кольца и две табакерки. По рекомендации Фредерика, во дворец наняли на работу преподавателя немецкого языка, которому предлагалось годовое жалование в 250 RDL. В русский княжеский двор прислали многочисленные книги на немецком языке, включая немецкую версию Робинзон Крузо. Из г. Лейпциг был доставлен русско-немецкий словарь. Екатерина, Елизавета и Алексей довольно быстро стали осваивать новый язык. Петру учение давалось тяжело.

По рекомендации Фредерика из Копенгагена в Хорсенский дворец прислали слуховую трубку для Екатерины, которая однако не очень сильно помогла. Екатерина в детстве научилась понимать по губам и по выражению лица русскую речь. Поэтому для нее была найдена служанка, понимающая русский язык.

Чтобы бывших Холмогорских узников ввести в в образ жизни датского двора, их стали обучать светским манерам, поведению, умению носить дорогие одежды.

На работу в русский княжеский двор в Хорсенсе наняли лакея Хансен, который обладал парикмахерским искусством. В обиходе сестер появились французские помады, большое количество белых и красных пудр, и ароматные эссенции из лаванды, розы и корицы.

На рождество, 25 дек. 1780, в русский княжеский двор в Хорсенсе прислали подарки. Каждому брату подарили трость для ходьбы с золотым набалдашником, табакерку, белый атласный жилет, расшитый черными шелковыми и серебряными нитями.

Каждая сестра получила медальон из позолоченного серебра, 3 кольца и 2 застежки для обуви из золота.

Рождественские подарки несомненно порадовали Брауншвейгское семейство. Их наверняка удивило то, что православное Рождество не совпадает с протестантским, потому что Дания в то время уже перешла на григорианский календарь. Русские братья и сестры не проявили желания конвертироваться в новую религию и поддерживали православные традиции до конца своих лет, включая соблюдение поста, и празднование пасхи по православным обычаям.

Самое празднование нового года (31 дек 1780 года) на своей новой родине Брауншвейгское семейство решило отметить благотворительной акцией. Братья и сестры пожертвовали 100 RDL бедным людям города. Такую же сумму денег, 100 RDL, они предоставили ректору местной школы и 40 RDL священнику городской церкви.

 

 

Картина Брауншвейгского семейства с профилями Елизаветы, Екатерины, Алексея и Петра. В центре в рамочке место для Ивана. Эта картина, сделанная Екатериной по после приезда в Данию, находится в музее г. Хорсенс. Фото 9 апр. 2019

Картина Брауншвейгского семейства с профилями Елизаветы, Екатерины, Алексея и Петра. В центре в рамочке место для Ивана. Эта картина, сделанная Екатериной по после приезда в Данию, находится в музее г. Хорсенс. Фото 9 апр. 2019

 

Обратная сторона картины с силуэтами Брауншвейгского семейства

Обратная сторона картины с силуэтами Брауншвейгского семейства, на которой кратко описана их история. Фото 9 апр. 2019, музей г. Хорсенс, Дания

 

Жизнь и быт во дворе в Хорсенсе

Средств на содержание принцев и принцесс было достаточно для довольно роскошной жизни. Судя по описанию трапезы Русского княжеского двора в Хорсенсе, им предлагали изысканные блюда, дорогие вина и сладости, экзотические фрукты. Для княжеского стола покупали испанские анчоусы, сыр из Швейцарии, лимоны, апельсины, виноград, гранаты, дыни, кофе из Антильских островов, чай из Китая, саго из Азии, рис из Южной Каролины/Америка, всевозможные дорогие специи.

Братья и сестры ежедневно могли совершать поездки на карете. Им не разрешалось встречаться с жителями города Хорсенс, но они могли посещать близлежащие поместья. Братья принцы принимали участие в охоте в ближайших усадьбах. Зимой русские принцы и принцессы любили кататься на санях с бубенцами, которые они привезли из России.

 

Поместье Стенбаллегорд (Stensballegaard), Дания

Поместье Стенбаллегорд (Stensballegaard), расположенное недалеко от г. Хорсенс, которое посещали русские принцы и принцессы во время поездок по окрестностям Хорсенса. Это старинное поместье, которое своими корнями уходит в середину 1300 годов, еще поставляло свежую зелень и овощи на стол русских принцев и принцесс. В лесах поместья по-прежнему осуществляется охота. Поместье Стенбаллегорд сохранилось до настоящего времени и закрыто для посещения, т.к. находится в частной собственности. Фото 19 июл. 2019, Стенбаллегорд / Stensballegaard, г. Хорсенс / Horsens, Дания

 

Поместье Бюгхолм (Bygholm)

Бюгхолм (Bygholm) – еще одно сохранившееся поместье в окрестностьях г. Хорсенс, которое посещали русские принцы и принцессы во время поездок по окрестностям города. Это поместье тоже поставляло продукты питания для русского двора. В настоящее время в главном здании Бюгхольм находится гостиница. Фото 21 мая 2019, Бюгхолм / Bygholm, г. Хорсенс / Horsens, Дания

 

Алексей и Петр захотели научится верховой езде на лошади. Для этого для них из Копенгагена прислали 3 лошади, потому что они всегда должны были иметь с собой сопровождающего. Для катания на лошадях в зимнее время для братьев был построен крытый манеж с 10 окнами на крыше. Позже там еще установили карусели, присланные из Копенгагена, что доставило братьям большое удовольствие.

В саду русского княжеского двора появились дикие животные как тетерева, совы и оленята. Для содержания оленей в бухгалтерской отчетности появился специальный раздел, где регистрировались продукты, приобретенные для кормления оленей. Например, каждую неделю закупалось 30 пот (дат. pot, 1 pot = 0,97 л) цельного молока специально для оленят. Однажды, во время посещения поместья, принц Петр увидел обезьянку и тоже захотел себе такое животное. Для этого начальник русского княжеского двора в Хорсенсе сделал объявление в Копенгагенской газете. Уже через несколько дней нашелся продавец, предлагавший обезьянку с одеждой и клеткой по цене 10 RDL. Когда же обезьянка была доставлена в Хорсенс, продавец потребовал дополнительно 5 RDL объяснив это тем, что во время транспортировки на корабле обезьянку нужно было содержать в отапливаемой каюте и кормить пирожными.

Во дворце братья проводили много времени, играя в бильярд и в карты. Сестры любили рисовать и занимались рукоделием: вязали, шили и вышивали. В архиве г. Хорсенс сохранилось описании личного имущества, выставленного на аукцион после смерти Екатерины, в списке которого числятся корзина с принадлежностями для шитья, приспособление для плетения кружев коклюшками, моталка для пряжи, подушка для иголок и спицы для вязания.

 

бильярдный стол

Так мог выглядеть бильярдный стол в зале, в котором русские принцы проводили много времени за игрой в бильярд. Фото сделано помещении с интерьером конца 1700 х -начала 1800 годов, в старинном поместье Гаммель Эструп / Gl Estrup ,г. Аунинг, Дания

 

Сестры научились играть на клавире. По воспоминаминаниям служанки фру Фабрициус (fr. Fabritius), Екатерина довольно хорошо исполняла простые мелодии на клавире, несмотря на отсутствие слуха. Екатерина много читала и у нее было немало книг, поэтому для нее был приобретен книжный шкаф. Помимо немецкого языка, сестры осваивали основы французского и датского языков. Для общения с глуховатой Екатериной слуги осваивали язык жестов.

В княжеском двор в Хорсенсе праздновались дни рождения, именины братье и сестер, а также устраивались праздники с иллюминациями по случаю дня рождения королевы Юлианы Марии и наследного принца Фредерика. На новый год в саду создавали пирамиды из деревьев. В летнее время в саду устраивались концерты и спектакли, где выступали артисты, посещавшие Хорсенс. Русские принцы и принцессы, которые не могли  своих детей, охотно становились крестными родителями своих слуг, устраивали по этому случаю праздники и одаривали своих крестных детей подарками. Кроме того они принимали участие в свадебных церемониях своих слуг и тоже щедро одаривали подарками по этому случаю.

 

Серебряная посуда - подарок Брауншвейгского семейства

Серебряная посуда на которой выгравированы инициалы русских принцесс и принцев CEAP, увенчанные короной. Согласно сотруднице Хорсенского музея Карен Йенсен (Karen Jark Jensen) этот предмет из серебра был подарком на крещение дочери придворного слуги Антона Якоба Лилльенскйольд (Anton Jacob Lillienskiold), которую он назвал именами своих господ – Катарина Елизабет (Catharina Elisabeth Lillienskiold). Фото 9 апр. 2019, музей г. Хорсенс, Дания

 

Серебряная посуда - подарок Брауншвейгского семейства

Серебряная посуда, которую русские принцы и принцессы подарили Антону Якобу Лилльенскйольд (Anton Jacob Lillienskiold) по случаю крещения его дочери. Антон Якоб тогда имел должность кавалера (kavaler), потом стал ответственным за покупку продуктов (intendant), позже стал начальником двора (hofchef). На обратной стороне серебряной посуды выгравирована надпись на датском языке: ” Подарок на крещение для Катарина Елизабет, 6 февр. 1782, от 4 х княжеских братьев и сестер во дворце Хорсенс” (Daabsgave til Catharina Elisabeth Lillienskiold, Den 6te Febr: 1782, fra de 4 fyrstelige Södskende paa Palaiet i Horsens). Серебряную посуду изготовил немецкий мастер Густав Фридрих Генрих (Gustav Friedrich Gerich) из Аугсбург, Германия.

 

Русские принцы и принцессы любили находиться в саду, который судя по описаниям был очень красивым. Изначально было предусмотрено, что сад должен использоваться только для наслаждения и отдыха. В бухгалтерских отчетностях отмечалось, что цветущие, кустарники, луковичные и розы из Гамбурга приобретались в больших количествах. Однако русские принцы и принцессы предпочитали не только любоваться растениями, но и немного заниматься “сельским хозяйством”. В саду помимо клумб появились грядки и плодовые деревья.  Художник Ганс Хансен, который в 1794 году посетил Хорсенс, где работал над портретами местной знати, удивился, увидев в саду дворца вишневое дерево.

Возможно, русские братья и сестры получили навыки по выращиванию растений во время пребывания в Холмогорах. На картине, нарисованной Екатериной, во дворе дома в Холмогорах была мини-теплица. Поэтому не удивительно, что мини-теплица оказалась в списке вещей русского княжеского двора, которые были представлены на аукцион после смерти Екатерины. Кроме того в бухгалтерских отчетностях сохранились записи о покупке семян зелени и овощей (портулак, салат, редис, ложечница, сельдерей, огурцы), которые несомненно использовались для выращивания на садовых грядках. Учитывая то, что выделяемых средств на приобретение продуктов питания было более, чем предостаточно, а зелень и овощи можно было покупать возле самого дворца рыночной площади, русские братья и сестры занимались сельским хозяйством у себя в саду ради удовольствия.

 

Русские принцы и принцессы – меценаты

По намерениям Екатерины II Брауншвейгские потомки должны были быть лишены царских титулов. По ее желанию в Дании они должны были производить впечатление зажиточных людей, не имеющих отношения к русскому царской власти. В своих переписках с датской королевой Екатерина II называла русских принцев и принцесс Брауншвейгцами. Не смотря на намерение Екатерины II скрыть настоящую близость Брауншвейгского семейства к русскому царскому трону, прибывших в Хорсенс братьев и сестер с самого начала стали называть русскими принцами и русскими принцессами.

В оде, написанной в июле 1781 года для Екатерины по случаю ее дня рождения, ее называют принцессой. Ода воспевает принцессу Екатерину, которую приветствуют многочисленные жители датского королевства:

…Man heute von Catharina singt.
Prinzessin! sey, viel Tausendmal,
Willkomme unter Dänenzahl

В письмах своей двоюродной сестре наследный принц Фредерик называет ее “моя принцесса”.

Однако их присутствие в Дании во время проживания в Хорснесне не разглашалось. Было запрещено писать в газетах про Брауншвейгское семейство, и их существование порождало мифы среди местного населения. Наверняка любопытные придворные, служившие во дворце,узнали о происхождении их господ и по народу поползли слухи о том, что там жили русские принцы и принцессы.

История не сохранила портретов с изображениями Брауншвейгского семейства, которые скорее всего и не было разрешено делать, потому что царский двор России предпочитал этих людей стереть из исторической памяти. В архиве сохранились только вырезанные из бумаги профиля, сделанные Екатериной и письма с воспоминаниями прислуг и других людей.

Судя по письмам придворных, русские господа очень вежливо и почтительно относились и к своим слугам. В свою очередь слуги часто называли своих детей русскими именами своих господ. Брауншвейгцы делали подарки по случаю конфирмации детей своих слуг и по случаю свадеб. При этом одаривали не только слуг высокого ранга, приближенных к русским господам. Сохранилась запись о том, что в 1784 году прачка получила 20 Rdl по случаю ее свадьбы.

Русские принцы и принцессы были очень дружелюбны, не злобны и сострадательны. Так например, зима 1803 года была особенно холодной и Екатерина пожелала, чтобы кучера, сопровождающие ее во время катания на санях, получили более теплую одежду. В этом же году Екатерина оплатила похороны своего слуги, который долгое время служил при дворе, а на поминку отправила вино и хлеб.

В своем тестаменте как Елизавета, так и Екатерина завещали слугам свой дорогой гардероб. Кроме того Екатерина желала, чтобы послее ее смерти всем слугам в течении 8 недель выплачивалось полное жалование. В 1799 году в письме Павлу 1 она просила о выплачивании своим слугам пенсии в размере 2/3 от их жалования. Позже щедрые пенсии из царской казны России до конца века выплачивались бывшим слугам и их семьям. Таким образом русские цари тихо закрывали темную страницу в истории правления их прародителей.

Русские принцы и принцессы несомненно вызывали больший интерес среди местного населения, так как уже со времени приезда в Хорсенс братья и сестры занялись меценатством и щедро раздавали деньги бедным и обездоленным жителям города.

Русские меценаты получали на руки определенную сумму денег, при этом все осуществленные расходы четко контролировались. Если Брауншвейгцы желали жертвовать большие суммы денег, то для этого нужно было получить разрешение от королевы и ее министра, которые распоряжался деньгами, выделяемыми из Российской казны на содержание бывших Холмогорских узников в Дании. Небольшие суммы денег русские меценаты могли раздавать по собственному усмотрению. При этом деньги выдавались через их прислуг, которые должны были предоставлять подробные отчеты о потраченных суммах денег. Именно поэтому в истории сохранились упоминания о том, кого поддерживали русские меценаты. Так например, согласно записи, сделанной в июле 1781 года Елизавета дала вдове военнослужащего Рикс (Ricks) 20 Rdl, вдове инспектора Крагс (Krags) 20 Rdl, преподавателю школы 4 Rdl,  12 бедных города получали каждый месяц по 2 Rdl, и. т.д. В письме министру датской королевы Елизавета просила выделить 150 Rdl русской гувернантке (возможно это была ее молочная мать), которая ее сопровождала на корабле в Данию.

В 1790 году на свадьбу дочери городского священника Лохманн (Lohmann) и преподавателя местной школы Екатерина отправила в подарок 2 красивые вещи из серебра и букет цветов. Екатерина лично не была знакома с невестой, она ее могла только видеть из своего окна среди других прохожих. Екатерина любила наблюдать за людьми, сидя в своей комнате, и она улыбалась прохожим и приветствовала их, махая рукой.

В апреле 1786 года в соседнем городе Вайле был сильный пожар. По этому случаю русские меценаты пожертвовали городу 100 Rdl. Брауншвейгцы делали регулярные пожертвования на содержания местной школы и традиционно раздавали деньги бедным по случаю праздников. В своем завещании Екатерина оставляла 2000 Rdl бедным людям города Хорсенс, еще 100 Rdl нужно было раздать бедным во время погребения. 1000 Rdl она завещала отвести на содержание школы в г. Хорсенс.

Несомненно русские принцы и принцессы пользовались большой любовью и уважением в местном сообществе, их существование порождало мифы среди местного населения из-за ограниченной информации. Ректор школы Ворм (Worm), которому Брауншвейгцы регулярно выделяли пожертвования на содержание школы, попросил фру Фабрициус (Fru Fabritius), работающую во дворце, написать немного про этих таинственных меценатов. Благодаря Фру Фабрициус и другим письмам, историки получили возможность получить довольно подробную картину жизни Брауншвейгского семейства в Хорсенсе.

 

Латинская школа в г. Хорсенс (Horsens Latinskole)

Латинская школа в г. Хорсенс (Horsens Latinskole), спонсорами которой были русские принцы и принцессы. С самого приезда, на протяжении 27 лет Брауншвейгское семейство оказывало финансовую помощь школе. После смерти последняя русская принцесса Екатерина завещала оставить латинской школе еще большую сумму – 1000 Rdl. Латинская школа в г. Хорсенс в 1532 году стала подарком городу от датского короля Фредерик I, построена возле монастырской церкви, где похоронены русские принцы и принцессы в русской капели. На стене латинской школы вырезана монограмма короля и текст на латинском языке. Фото 26 мар. 2019, г. Хорсенс, Дания

 

Родственные связи Брауншвейгского семейства

Несомненно жизнь на чужбине облегчилась с приобретением родственных связей со стороны отца.

Летом 1781 года в Русский княжеский двор в Хорсенсе был прислан портрет Фердинанд Альбрехт I Брауншвейг-Беверн (Ferdinand Albrecht I), жившего в 1636 – 1687 годах. Он был одним из прародителей Брауншвейгского рода, который своими корнями уходит в 11 век. Этот портрет произвел очень большое впечатление на братьев и сестер. Екатерина, которая прожила дольше всех, в своем завещании желала, чтобы после ее смерти портрет вынули из рамы и положили в ее гроб. Это и было сделано.

В сентябре 1781 года Елизавета в качестве подарка к дню рождения своей тети, вышила небольшой мешочек, а Екатерина нарисовала подсолнух. Кроме того Екатерина в подарок своей тети вырезала из черной бумаги свой профиль и профиля своей сестры и братьев. Это единственное изображение русских принцев и принцесс, которые дают некоторое представление о том, как они выглядели.

Особенно стало легче общаться, когда русские принцы и принцессы освоили немецкий язык и смогли общаться со своими родными. Екатерина, похоже, быстрее других освоила письменный немецкий язык. Она регулярно отправляла сообщения по случаю дней рождения своей тети Юлианы Марии, двоюродного брата Фредерика, каждый года поздравляла с днем рождения и с новым годом. В одном из поздравительных сообщений с новым годом Екатерина писала своей тете о том, что ее братья болели корью. Когда врач их вылечил, королева Юлиана Мария на радостях помимо счета, предоставленного врачом, заплатила ему на 50 Rdl больше. А своим Брауншвейгским родственикам в Хорсенсе прислала медную миниатюру со своим портретом, чем очень их порадовала.

В 1784 году Алексей проявил желание продемонстрировать владение немецким языком и вместе со своей старшей сестрой Екатериной написал тете поздравление с новым годом. Наверное у королевы Юлианы Марии камень с плеч свалился. В ответ она пишет, что ей сложно передать насколько ее радует и успокаивает то, что они уже чувствуют себя лучше в датском королевстве. Позже Алексей начал переписываться со своим знаменитым дядей, прусским фельдмаршалом Хертуг Фердинанд (Hertug Ferdinand), он к нему обращался, называя “любимым отцом”. В свою очередь дядя называл его любимым сыном (нем. geliebter Sohn). В письмах Хертуг Фердинанд (Hertug Ferdinand) выражал свое желание посетить детей своего брата в Хорсенсе. Но этого не произошло, возможно из-за того, что он уже был стар и слаб. На тот момент ему было 64 года.

В мае 1788 года королева Юлиана Мария отправила письмо в Хорсенс, где писала о смерти другого дяди Хертуг Людвиг (Hertug Ludwig). Она также отметила, что он был в С-Петербурге в июне 1741 года, во время рождения Екатерины. В своем завещании Хертуг Людвиг своим русским родственникам в Дании 5500 Rdl.

В письмах своим племянникам и племянницам королева Юлиана Мария называла их “милыми детьми” (нем. Herzlich geliebte Kinder), а в конце писем называла себя “нежной матерью” (не. zärtliche Mutter). Юлиана Мария на память о себе подарила сестрам брошь с бриллиантами, на которой были выгравированы ее инициалы. Эту брошь Екатерина носила на груди своего платья.

Неизвестно, почему королева так ни разу и не навестила своих родных в Хорсенсе. Но ее сын, наследный принц Фредерик, приезжал несколько раз к своим двоюродным братьям и сестрам. В 1788 году он посетил Русский княжеский двор в Хорсенсе вместе с будущим королем Фредериком VI (сын Кристиана VII). Придворная дама Сальдерн (V. Saldern) писала по этому случаю о том, что два дня, которые званные гости провели в Хорсенсе, были для нее чрезвычайно напряженными.

Все разговоры с глухой Екатериной проходили через нее, потому та немного понимала русский язык, могла читать движения ее рта и общалась с нею на жестах. Еще придворная дама Сальдерн написала, что принцесса Екатерина была одета в изысканный туалет из Парижа и произвела впечатление на Фредерика.

Последний раз Фредерик посетил русский княжеский двор в Хорсенсе в мае 1803 года. Тогда в живых Брауншвейгского семейства уже оставалась только Екатерина. На этот раз общение было намного легче, потому что при дворе появилось достаточно квалифицированных переводчиков и Екатерина уже хорошо владела немецким языком и немного понимала датский язык.

У Екатерины были очень теплые чувства к своему двоюродному брату. Похоже это было взаимно. Так письмо, которое наследный принц Фредерик 27 мар. 1804 г. написал Екатерине, заканчивалось словами : “с уважением, доверием, ваш вечный опекун, Фредерик”. Эту фразу Фредерик подчеркнул двумя линиями. А своей сестре он подарил золотое кольцо, на котором были выгравированы символы-шифры наследного принца Фредерика и его четверых детей. Кроме того Екатерины по особым случаям на груди своего платья носила миниатюрный портрет Фредерика (дат.brystportræt) в рамке, украшенной двумя рядами натурального жемчуга и красным бриллиантом. Традиция украшать гала-платья подобными мини-портретами зародилась в Дании начале 1700 х годов, во времена правления Фредерика IV, когда появился первый мини-портрет его жены Анны Софии. (Традиция мини-портретов сохранилась до наших времен в королевском дворе Дании. Так, например в 1997 году, по случаю празднования 25-летия правления королевы Маргрете, на груди платья принцесса Александра носила портрет Маргрете II с бриллиантами и 12 жемчужинами, расположенными по форме датского флага. Этот мини-шедевр сделал русский мастер Александр Тим).

В Русском княжеском дворе в Хорсенсе отмечались дни рождения королевы и других родных. По случаю дня рождения двоюродного брата – наследного принца Фредерика, устраивались иллюминации с буквой F (по первой букве его имени).

Екатерина хотела оставить после себя наследство своему любимому двоюродному брату Фредерику. После его смерти в 1805 году она завещала свое состояние его сыновьям.

 

Наследный принц Дании Фредерик

Наследный принц Дании Фредерик (дат. Arveprins Frederik ,1753- 1805), единственный ребенок вдовствующей королевы Юлианы Марии. Фото 1 июн. 2018, поместье Гамель Эструп (Gl. Estrup), г. Аунинг (Auning), Дания

 

Русский княжеский двор в Хорсенсе – золотая клетка Брауншвейгского семейства

Несмотря на то, что в Дании русские принц и принцессы оказались в более благоприятных условиях, чем в Холмогорах, они очень быстро осознали, что оказались в очередной ссылке и не получили желаемой свободы. По началу это чуство была очень сильным, они даже писали о том, что имели больше свобод, живя в Холмогорах.

Русским братьям и сестрам по-прежнему запрещалось вступать в брак. Им разрешалось посещать только дворы в окрестности Хорсенса, но в 10 часов вечера они были обязаны находиться во дворце. В другом месте им не было позволено ночевать. В самом городе Хорсенс им запрещалось ходить в гости или принимать у себя в гостях жителей города. Только когда в живых остались умственноотсталый Петр, избегавший общения, и глухая Екатерина, им позволили посещать жителей Хорсенса и приглашать к себе в гости.

Русские принцы всегда имели при себе сопровождение, места их посещений четко регистрировались и эта информация сообщалась в Копенгаген. Единственное место, помимо своих спален во дворце, где они могли находиться наедине – это был сад. Похоже, что русские принцы и принцессы очень любили свой сад. Свое 60-летние Екатерина отметила в саду и поэтому случаю была нарисована картина с садом, которая украшала ее личную комнату до самой смерти.

 

Брауншвейгское семейство – Елизавета

Помимо многочисленных ограничей, жизнь Брауншвегсцев на чужбине омрачила ранняя смерть Елизаветы, которая была душой русской компании. Принцесса Елизавета, по воспоминаниям окружающих, была очень открытой, одаренной и красивой среди братьев и сестер. Придворная дама фрёкен Сальдерн (Frøken v. Saldern) писала, что у Елизаветы были врожденные аристократические манеры и по ее поведению было видно, что она была рожденной правительницей. Придворная дама также добавила, что по ее мнению русская царица Екатерина именно в Елизавете видела главного конкурента, поэтому выслала Брауншвейгское семейство и не разрешила покинуть Данию.

Похоже, что Елизавета больше всех из Брауншвейгского семейства переживала из-за отсутствия свободы. Фру Фабрициус, служившая во дворце Хорсенс описывает случай, когда Елизавета стала рыдать, увидев привязанную к решетке клетки птицу с кольцом. Елизавета тут же выпустила птицу на волю, сказав при этом: ” твоя ситуация похожа на мою, я тебе дарю свободу”. Еще придворные упоминали, что Елизавета больше всех тосковала по России и по русским сопровождающим, которым не позволили оставаться вместе в Брауншвейгским семейством в Дании.

Всего 2 года Елизавета прожила в Хорсенсе и умерла в возрасте 39 лет. Ее смерть стала большим ударом для старшей сестры и братьев. Похоронили Елизавету с большой помпой. Ее тело было забальзамировано, а сердце было помещено в сосуд из серебра с позолотой. Для организации похорон были сделаны 6 родовых гербов, серебряная корона с позолотой. 23 дня гроб с телом находился в одной из комнат дворца, где по этому случаю удалили трехэтажную изразцовую печь. Все это время в комнате день и ночь горели свечи и каждый день православный священник читал молитвы. В старой Хорсенской церкви Klosterkirken, построенной в 1225 году, было приобретено место для гроба с телом Елизаветы возле алтаря. Несмотря на то, что это место уже было забронировано для другого жителя Хорсенса, предпочтение было отдано Елизавете. В день похорон многие жители города пришли, чтобы попрощаться с русской принцессой. В городе звучали колокола, а люди разбрасывали песок и цветы перед похоронным шествием. В этот день бедным города щедро раздавались деньги.

Ректор Хорсенской школы Оле Крафт (Ole Kraft) написал речь на 22 х страница, которую произнес на церемонии погребения. Эту речь позже напечатали в 64 х экземплярах. Один экземляр был отправлен королеве Юлиана Мария. Позже она писала своим племянникам и племяннице о том, что читала эту речь при горящих свечах с ароматом ладана. Королева была так растрогана, что наградила ректора  Оле Крафт 50 Rdl.

Жизнь и смерть загадочной русской принцессы-меценатки, конечно же широко обсуждалась в городе и была предметом домыслов и догадок. Так вскоре после смерти Елизаветы, в продаже появился “исторический” роман о жизни русской принцессы, в содержание которого было мало фактических материалов. В романе Елизавету называли на русский лад Антоновна, по отчеству отца. В сюжете романа принцесса Антоновна встретила свою любовь на одном из городских балов. Вместе с возлюбленным они ездили на восточное побережье Дании и потом хотели уехать за границу. Эти описанные события мало соответствуют фактическим. Принцесса Елизавета не могла посещать городской бал, потому что Браугшвейгцам было запрещено посещать жителей города Хорсенс. Тем более, что Елизавета вряд ли умела танцевать. На западное побережье, находящееся на расстоянии не менее 100 км от Хорсенса, Елизавета не могла ездить со своим возлюбленным, ведь ей не разрешили посетить даже город Рандерс, находящийся в 80 км от Хорсенса. Елизавета была обязана находиться во дворце в 10 вечера.

 

Церковь Klosterkirken, г Хорсенс, Дания

Церковь Klosterkirken, г. Хорсенс, Дания. Фото 26 мар. 2019

 

Брауншвейгское семейство – братья Алексей и Петер

Через пять лет после смерти своей сестры скончался Алексей. Ему было всего 41 год. Русский принц заболел осенью и больше не поправлялся. У него была навязчивая идея, что он не переживет день смерти его сестры – 20 октября. Алексей пережил эту дату и умер 22 октября 1787 года. Кончину русского принца оплакивали не только брати и сестра, но и горожане. В одном письме житель города (он не служил во дворце и не был лично знаком с русским принцем) пишет своему другу, о том, что принц Алексей запомнился как очень вежливый и дружелюбный, и весь город Хорсенс оплакивает его смерть.

Принц Алексей был торжественно похоронен, так же как и его сестра. Гроб с его телом был установлен в церкви Спасителя возле гроба с телом Елизаветы.

Когда в живых остались только Петр и Екатерина, им позволили посещать местных жителей и приглашать к себе гостей. Петр был не особо разговорчив и предпочитал уединение. Судя по описаниям Петер отставал в своем развитии. Он очень плохо понимал немецкий язык, не научился писать и читать по-немецки. Летом 1797 года он заболел. Скорее всего у него были проблемы с пищеварением, так как для лечения ему по назначению врача, из Бельгии привезли 12 бутылок минеральной воды. Вода не особо помогла, и Петр был прикован к постели до тех пор, пока не умер в январе 1798 года. Его смерть, конечно стала, большим ударом для Екатерины, которая теперь оставалась в полном одиночестве во дворце.

Принц Петр был похоронен также торжественно, как его брат и сестра, и его гроб был установлен возле Алексея и Елизаветы.
Потеря последнего самого близкого человека, который был рядом с ней с самого рождения, стала большим ударом для Екатерины. Известно, что в память о Петре она стала носить золотое кольцо, на котором было выгравировано его имя.

 

Церковь Klosterkirken, г Хорсенс, Дания. Фото 26 мар. 2019

Церковь Klosterkirken, г. Хорсенс, Дания. Фото 26 мар. 2019

Брауншвейгское семейство – Екатерина

Дольше всех во дворце Хорсенса прожила Екатерина – 27 лет. Она была старшей сестрой и оставшись одной, он и не могла предполагать, что проживет еще 9 лет. Екатерина была довольно дружелюбна и несмотря на полное отсутствие слуха она сошлась с некоторыми жителями Хорсенса, которых она приглашала на трапезу или для игры в карты. К этому времени Екатерина уже хорошо понимала немецкий и датский языки, а во дворце появились толковые переводчики, умеющие общаться на языке жестов. В 1801 г. Екатерине исполнилось 60 лет. По этому поводу в саду был устроен большой праздник с иллюминацией.

Незадолго до смерти Петра скончалась ее тетя королева Юлиана Мария. Теперь вся ее любовь перенеслась к двоюродному брату Фредерику. Она часто переписывалась с ним и у себя дома отмечала его дни рождения. Екатерина очень тяжело перенесла кончину Фредерика в 1805 году. После его смерти она завещала его детям наследство после себя.

Оставшись одна, без любимой сестры и братьев, без двоюродного брата, без тети и дядей, принцесса Екатерина чувствовала себя очень одиноко. В истории запомнилось письмо, якобы написанное Екатериной для Российского императора, где она изъявляла желание возвратиться в Россию и постричься в монахини. Многое в этом письме звучит неправдоподобно. Так например, в письме от имени Екатерины написано, что ее держат взаперти во дворце. Но на самом деле в это время в конюшне было 8 лошадей и у нее была возможность выезжать из дворца. Согласно письму, Екатерина не понимала чужой язык, но многие источники подтверждают, что она довольно хорошо понимала немецкий язык и немного датский. Датские историки тоже сомневаются в том, что письмо было написано самой Екатериной или же по ее просьбе. Тем не менее нет сомнения, что Екатерина не смогла избавиться от ностальгии по России. В описании имущества после ее смерти было указано, что в ее спальне висели картины С-Петербурга и России.

За четверть века, которые Екатерина провела во дворце города Хорсенс, несомненно, происходили многие изменения во стиле одежды и во внутреннем убранстве помещений. Одежда в этот период претерпела значительные изменения. Парики и широкие платья с пышными юбками на фижмах в конце 1700 х годов уже не в моде. Дамы украшают прически из волос кружевами и атласным лентами. Платья становятся более романтические и легкого покроя. Эти изменения в одежде отмечены в описании гардероба Екатерины в городском музее Хорсенс. Если вначале ее жизни во дворце платья состояли из двух частей, то ее последние платья были цельнокройные. Для пошива одежды часто использовалась шелковая ткань – атлас.

Внутреннее убранство дворца тоже постепенно менялось. Стиль торжественный неоклассицизма, который царил во дворце во время приезда Брауншвейгского семейства в Хорсенс в 1780 году, постепенно стали заменять элементы романтического стиля с более уютным оформлением и природными цветовыми окрасками. Так, в списке мебели, представленном на аукцион после смерти Екатерины, числятся металлическая кровать с зеленым балдахином, длинный стол зеленого цвета, другой стол со вставкой из зеленого сукна.

Во дворце Хорсенс было много картин и портретов.  Это список портретов, которые числились в списке предметов, представленных на аукцион после смерти Екатерины:

русские  – мать Анна Леопольдовна, бабушка Екатерина Иоанновна, тетя Анна Иоанновна, императрица Екатерина II;

датчане – тетя королева Юлиана Мария, двоюродный брат – наследный принц Фредерик со своими детьми, король Фредерик II и его жена королева София, кронпринцесса София – будущая жена короля Фредерика VI, Луиза Августа Датская – дочь Кристиана VII, начальник русского княжеского двора в Хорсенсе Гульдберг (Guldberg).

Кроме того, стены комнаты Екатерины украшали картина ее сада, нарисованная по случаю празднования 60-летия в саду, и  25 различных силуэтов, некоторые из которых она сама вырезала. Возможно, что и все силуэты были сделаны ею.

 

Силуэты придворных дам Софие Хаух (Sophie Hauch) и фру Байхманд (fru Beicmand)

Силуэты придворных дам Софие Хаух (Sophie Hauch) и фру Байхманд (fru Beicmand), которые служили в русском княжеском двор в Хорсенсе. Городской музей приобрел силуэты на аукционе в 1960 году. Продала графиня Фрийс (Frijs). Фото 9 апр. 2019, музей г. Хорсенс, Дания

 

 Силуэты прислуги Гюнтельберг (hr Gyntelberg) и его жены (fru Gyntelberg)

Силуэты прислуги Гюнтельберг (hr Gyntelberg) – отвественного за содержание посуды из серебра или серебрянную камеру (дат. sølvkammeret) и его жены (fru Gyntelberg) в позолоченных рамках, которые вешали на стену. Музей получил в подарок от фру Гюнтельберг, живущей в г. Вайле. Фото 9 апр. 2019, музей г. Хорсенс, Дания

 

Выставка изделий из серебра Хорсенской фабрики

Выставка изделий из серебра Хорсенской фабрики, где покупались серебряные предметы для русского княжеского дворца. Здесь же были изготовлены и серебрянные емкости, в которых хранились сердца Елизаветы, Петра и Алексея. Фото в музее г. Хорсенс, 9 апр. 2019

 

Екатерина Антоновна скончалась 9 апреля 1807 г. Она не хотела чтобы ее тело было забальзамировано, как это было сделано с ее сестрой и братьями, а предпочла, чтобы ее тело было захоронено. Она также пожелала, чтобы тела Елизаветы, Петра и Алексея были бы похоронены рядом с ней. И еще Екатерина пожелала, чтобы в ее гроб, помимо ранее упомянутого портрета Фердинанд Альбрехт I – прародителя Брауншвейгского рода и некоторых других вещей, положили монету, отчеканенную по случаю коронации ее старшего брата Ивана VI. На монете аллегорически изображена Анна Иоанновна, которая с небес протягивает корону малолетнему императору. Мысли о своем несчастном брате Екатерина пронесла через всю свою жизнь. По словам ее прислуги, фру Фабрициус, каждый раз, когда упоминался ее старший брат, Екатерина начинала рыдать. Память о своем несчастном брате она взяла с собой и в другой мир.

 

Последняя страница в истории Русского княжеского двора в Хорсенсе, Дания

Похороны Екатерина проходили с очень большой торжественностью. На проводы русской принцессы-меценатки собрались жители Хорсенса и многих других городов. Екатерина настолько прославилась в округе своей щедростью, благотворительностью и дружелюбием, что начальник русского княжеского двора в Хорсенсе, предложил 9 мая – день похорон последней русской меценатки, отмечать как день памяти Екатерина. Королевский двор подобное предложение отклонил.

Последнее желание Екатерины о захоронении исполнилось далеко не скоро из-за тяжелой политической и финансовой ситуации. Дания к этому времени уже была втянута в войну. В марте 1808 года недалеко от Хорсенс сгорел старинный дворец в г. Колдинг. Вскоре англичане стали бомбить Копенгаген.  Подобная ситуация создавала острую нужду в денежных ресурсах, и Фредерик VI пожелал срочно продать Хорсенский дворец и имущество. За здание рассчитывали получить как минимум 40000 Rdl и более 150000 Rdl за содержимое дворца. Однако на первом же аукциона здание не удалось продать даже по цене 5000 Rdl. В условиях приближающихся военных действий из дворца удалось продать только вино и некоторые другие продукты питания. Поэтому аукцион по продаже имущества из дворца состоялся позже, когда войска покинули город. А до этого времени инвентарь дворца, кровати, постельное белье и т.д. использовались на нужды армии, когда во дворце поселились военнослужащие. Некоторое время дворец использовался в качестве лазарета на 200 коек .

В 1810 году полуразрушенное здание восстановили и перестроили. На этот раз дворец должен был опять стать “золотой клеткой”, где с 1810 по 1829 года жила в изгнании бывшая жена датского короля Кристиана VIII, уличенная в супружеской измене.

Наверное эта темная сторона в истории королевского двора тоже послужила причиной тому, что здание не стали относить к разряду исторической и культурной ценности, и бывший дворец позже был удален.

В апреле 1811 года градоначальник Хорсенса отправил письмо королю Кристиан VIII, где просил предпринять действия для исполнения последнего желания племянницы его бабушки королевы Юлианы Марии. Т.к. наряженная ситуацией в стране все еще продолжалась, только в феврале 1816 года король распорядился начать приготовления для захоронения его родственников, выделив для этого 1366 Rdl.

В 1818 г., в год столетия со дня рождения матери русских принцев и принцесс – Анны Леопольдовны, все четыре гроба были захоронены Хорсенской церкви (Klosterkirke) под полом в капелле, которая находится с правой стороны от алтаря. Это место получило официальное название “Русская капелла”. Между окнами повешена мемориальная доска с текстом на латинском языке.

 

Место захоронения Брауншвейгского семейства

Русская капелла Хорсенской церкви (Klosterkirke) под полом которой захоронены русские принцы и принцессы и мемориальная доска. Фото 21 мая 2019, церковь Klosterkirken, г. Хорсенс, Дания

 

Церковь Klosterkirken, г. Хорсенс, Дания

Церковь Klosterkirken, г. Хорсенс, Дания. Фото 21 мая 2019

 

Здесь, в старом датском городе Хорсенс, русские принцы и принцессы, рожденные в далекой России, провели свои последние годы жизни и обрели вечный покой.

г. Хорсенс на карте
Родом из России, г. Сочи. С начала 90х живу в Дании, г. Орхус. По образованию биолог и экономист. Увлекаюсь растениями. Делюсь моими знаниями, интересами и опытом.

5 thoughts on “Русский княжеский двор в Хорсенсе, Дания

  1. Я недавно читала рассказы Набокова, который он писал будучи молодым эммигрантом и проживал в Берлине. Так как сама живу в Германии уже 5 лет, мне были близки те чувства, которыми он наделяет своих героев. И я тогда подумала, что сегодня при наличии интернета связь с близкими людьми, оставшимися на Родине, слава богу доступна. Хотя некоторых вещей через интернет не почувствуешь. Но Ваш пост про” русских принцев и принцесс” потряс меня значительно глубже Набокова. Это просто сюжет для фильма. Спасибо, что поделились с нами этой историей. 👏👏👏

  2. Благодарю за наводку. Была в Хорсенсе в центре города и не знала про музей. Обязательно надо посетить в следующий раз

  3. Как интересно! Оказывается Дания была представлена в царской семье России ещё задолго до императрицы Марии Фёдоровны, урожденной принцессы Дагмар.

  4. Интересно очень. Я вам написала в личку. Надеюсь ответите, хочу посетить это место

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.